«Несовершенство психиатрического законодательства?»: почему возникают проблемы выявления психически больных людей, стреляющих в местах массового пребывания - Все новости Нижнего Тагила и Свердловской области
Социальные сети
23:09
Листать будем!
10.11.2022
2854
«Несовершенство психиатрического законодательства?»: почему возникают проблемы выявления психически больных людей, стреляющих в местах массового пребывания

В сентябре этого года страну потрясло известие из Ижевска, много взрослых и детей погибли и пострадали при нападении бывшего ученика с оружием на школу № 88. Страшно признавать, но эта история уже далеко не первая в российских учебных заведениях. Почему такое случается? Кто выдал стрелку лицензию на оружие? Как он прошёл медкомиссию? Почему психическое расстройство не было выявлено раньше и к нему не была применена карательная психиатрия?

Фото: pixhere.com

Мы собрали мнения специалистов, которые ответили на эти вопросы.  

В России перечень медицинских противопоказаний для владения оружием, конечно, существует, однако же он не закреплен документально и остается на усмотрение врача, рассказал психотерапевт и нарколог Юрий Вяльба.

По словам врача, необходимо создать список, где будут четко прописаны заболевания, при которых оружие для человека будет под запретом.

Так, противопоказанием для владения оружием могут быть психические заболевания — шизофрения, психопатия (расстройство личности), эпилепсия (в некоторых случаях при этом заболевании человек может входить в состояние агрессии и быть опасным для общества). К ним эксперт отнес и травмы головного мозга, например энцефалопатию, как у казанского стрелка Ильнара Галявиева.

Также Вяльба обосновывает необходимость введения психологического тестирования, наподобие тестирования психологического состояния авиадиспетчеров.

По его словам, не всегда психиатр может поставить правильный диагноз.

«Кроме того, человек может симулировать, поэтому объективные предварительные тесты помогут более точно установить психическое состояние человека«, — заключил специалист.

Это подтверждает история, рассказанная журналистом издания «АиФ» из Красноярска.

Врач-психиатр краевого психоневрологического диспансера № 1 выдал симулировавшему мужчине заключение об отсутствии у него противопоказаний к хранению и ношению огнестрельного оружия. Однако оказалось, что этот человек с 1972 года находится под наблюдением той самой больницы с диагнозом «шизофрения», более того, он инвалид 2-й группы. Одному Богу известно, как бы он мог воспользоваться оружием. Одно ясно точно: это создало реальную угрозу обществу, мужчина мог причинить вред здоровью и жизни людей или имуществу организаций.

Изъятием оружия и прекращением действия лицензии занимался уже суд, по иску прокуратуры. Кроме того, министерство здравоохранения края также обязалось виновных медиков привлечь к дисциплинарной ответственности. К слову, врач, совершивший подобное, в психоневрологическом диспансере уже не работает.

«Проблема не всегда в людях, которые выдают лицензии, чаще виновато несовершенное законодательство, — отметил юрист Сергей Красноусов. — Среди перечня документов, необходимых для получения лицензии, есть те, подлинность которых визуально проверить сложно, а порой и невозможно. У сотрудников, выдающих их, нет обязанности проверять достоверность, если внешне они не вызывают сомнения».

А еще, подобную справку психиатра можно купить, утверждают некоторые обладатели огнестрельного оружия.

Так как же стало возможным то, что с виду нормальный человек, за которым окружающие не замечали ничего особенного, идёт и убивает людей?

Врач психотерапевт Константин Ольховой рассказал о причинах трагедий в школах:

«Я, как психиатр, скажу, что это частое явление, когда у нас никто ничего не замечает, или не хочет замечать.

Это как с родителями наркоманов. Зачастую самые близкие люди не замечают очевидных фактов: появления дома шприцов, вспышек агрессии, странного шмыганья носом. Если ваш близкий резко изменился — сигнал, что в его психике пошло что-то не так.

Тревожными «звоночками» могут стать изменения и в бытовом поведении: привычки, навыки опрятности. Например, человек перестал мыться или начал ложиться спать в одежде, высказывать странные идеи. Речь идёт не о тех случаях, когда что-то из перечисленного произошло единожды. Диагностика — в отслеживании изменений, когда было по-одному, а стало по-другому.

Кроме того, у нас в обществе существует панический страх психиатрического диагноза. Как же так, признать, что у моего ребёнка или родственника что-то не так?! Табуированность темы психического здоровья — это ещё одна серьёзная проблема. А ведь многих трагедий можно было бы избежать, если бы люди регулярно наблюдались у психологов и психиатров.

Дело в том, что все психиатрические заболевания, как правило, имеют наследственный компонент. Эти гены могут проявиться, а могут и нет. Если у человека есть эта болезнь, она долгое время может находиться в стадии компенсации, но травмирующее обстоятельство может ее сорвать и вызвать манифест болезни. Тяжело перенесённый грипп, сломанная нога — любая гипер-встряска организма, необязательно психотрамва, могут вызвать эту декомпенсацию.

Простым языком говоря, не может быть такого, что человека обижали и он стал психически нездоровым. Он и был нездоровым. Здоровый человек не попадет под чье-то влияние, не станет вовлекаться в секты или радикальные течения. Так что миф считать, что можно насмотреться компьютерных игр и начать убивать. Такое отклонение может появиться только у больного человека. Как и под гипнозом человек не сможет сделать того, что не смог бы сделать без него.

Если проблема существует, то регулярные проверки у психотерапевта помогут ее обнаружить и вовремя предотвратить опасные последствия. Это к слову о том, что каждому человеку необходимо проходить обследование у психиатра, тем более, когда речь идёт о выдаче водительских прав или лицензии на оружие.

Вопрос не в том, как предсказать агрессивное поведение, а в том, как вычислять людей с нарушениями психики. Перед нами встает проблема отсутствия психиатрической диагностики и психиатрической помощи, потому что оказать ее лицам до 15 лет невозможно без согласия родителей пациента, а после — без согласия самого человека.

Это дырка в нашем психиатрическом законодательстве — одном из самых либеральных в мире. У нас есть основополагающий документ «Закон о психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании», нарушение которого грозит психиатру уголовной ответственностью. По этому закону ничего нельзя сделать без добровольного согласия пациента, кроме тех случаев, когда он явно представляет опасность себе, окружающим или не может сам о себе позаботиться.

Однако эти указания очень редко бывают явными. Явные — это уже тогда, когда больной идет по школе с оружием в руках. Пока этот закон не будет как-то изменён и доработан, у нас будут происходить вот такие страшные вещи».

Инициативы по внесению изменений в Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» появляются регулярно.

После того, как в апреле этого года психически больной вооружённый мужчина ворвался в детский сад под Ульяновском, застрелил двоих детей и воспитательницу, уполномоченный по правам ребёнка в Республике Татарстан, основатель Национального родительского комитета Ирина Волынец предложила внести изменения в закон «О психиатрической помощи» для контроля за людьми с нарушениями психики, которые могут быть потенциально опасны для окружающих.

Свое обращение она отправила министру здравоохранения и главе комитета Госдумы по охране здоровья.

Как пояснила Волынец, на текущий момент в стране в обязательном порядке предусмотрено регулярное наблюдение за больными, которые ранее имели склонности к агрессии. Она отметила, что есть ряд заболеваний, которые в развитии могут быть потенциально опасными для окружающих, подчеркнув, что такие пациенты нуждаются в контроле в целях сохранения жизни и здоровья граждан.

Согласно ее мнению, необходимо расширить действие закона с помощью утверждения списка потенциально опасных для окружающих заболеваний, при наличии которых будет вводиться контроль за подобными людьми. Наблюдение должно осуществляться не только за больными с уже установленным агрессивным поведением, но и за людьми с заболеваниями, при которых подобное поведение возможно.

«После внесения вышеуказанных изменений в закон в случае неявки больного на очередной назначенный лечащим врачом контрольный приём в его отношении будет применён розыск и принудительный привод в медучреждение — так же, как это сейчас установлено в отношении тех психически больных, социальная опасность которых уже установлена», — говорится в тексте обращения.

А уже после ижевской трагедии врачи Удмуртии вышли с инициативой о внесении в федеральный закон о психиатрической помощи изменений.

О их сути журналистам рассказала заместитель министра здравоохранения республики Марина Петренко. Медики предложили внести возможность освидетельствования и оказания медицинской помощи человеку при возникновении потенциальной опасности. Данная мера позволит осматривать пациента через решение суда, например, по обращению родственников.

«На сегодняшний день в Российской федерации вся медицинская психиатрическая помощь регламентирована Законом РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», в котором установлено, что она может оказываться исключительно с добровольного согласия пациента. Но за 30 лет существования этого закона, с учетом изменения интенсивности нашей жизни, изменились и условия формирования психического здоровья и оказания психиатрической медицинской помощи. Сейчас, если человек не осознает своей болезни или не согласен на лечение, врачи вынуждены ждать, когда случится какая-то критическая ситуация. А цель медицины — предупредить, профилактировать негативные последствия», — цитируют Петренко «Удмуртские новости».

А пока в высоких кабинетах думают над изменениями в законодательстве, в школах, в том числе и Нижнего Тагила проводят антитеррористические учения.

Так, в октябре, учения с представителями Росгвардии были организованы в  гимназии № 18.

Отрабатывалась ситуация с проникновением злоумышленника в здания с угрозой жизни и здоровью учеников и педсостава. Эвакуация не проводилась, все оставались в кабинетах и должны были забаррикадироваться с помощью парт, стульев и подручных средств.

Также памятку о том, что нужно делать, если в здание проник человек с оружием, опубликовали некоторые СМИ со ссылкой на представителей силовых ведомств.

В ней описан механизм действий при стрельбе в школе или на рабочем месте.

Основные пункты таковы:

— Необходимо убегать при любой возможности. 98% стрелков действуют в одиночку. Поэтому если вы находитесь вне области, где слышны выстрелы, вы, как правило, в безопасности.

— Реагировать надо немедленно. Не зацикливайтесь и не тратьте время на обсуждение вариантов. Найдите путь к отступлению и бегите. Если вы услышите выстрелы на расстоянии, то, скорее всего, успеете покинуть это место до того, как в него прибудет стрелок. Если у вас есть обувь, которая мешает вам бежать, снимите ее.

— Личные вещи – это последнее, о чем нужно думать в момент стрельбы. Если вы решили, бежать, то забудьте свой бумажник, планшет, сумочку или мобильный телефон.

— Бежать надо прямо к выходу. Уклончивые маневры, такие, например, как бег зигзагами или короткие перебежки от угла до двери – это лишнее. Бегите так быстро, как только можете, прямо в безопасное место. Но эта тактика работает только в том случае, если стрелок использует оружие с низкой скорострельностью. Быстро уйти, как правило, здесь лучший вариант. Единственным исключением является ситуация, когда вы вынуждены бежать в пределах видимости стрелка или с большим количеством укрытий между вами и выходом. В этом случае бег от препятствия к препятствию может быть лучшим вариантом.

— Если кто-то выглядит дезориентированным или слишком напуганным, чтобы пошевелиться, схватите этого человека и тащите за собой. Скажите людям, что бег имеет решающее значение для их выживания. Если вы бежите в большой группе, преступнику будет сложнее нацелиться на конкретного человека, и у убегающих будет преимущество.

Что делать, если убежать невозможно:

Большинство массовых расстрелов заканчиваются в течение десяти-пятнадцати минут. Если сможете прятаться в течении этого времени, у вас есть хорошие шансы на выживание, отмечают специалисты.

— В первую очередь надо запереть и забаррикадировать дверь. У большинства из них есть всего несколько минут до появления полиции, и они не заинтересованы в том, чтобы идти по пути наибольшего сопротивления.

В ход нужно пусть все что есть столы, шкафы, стулья и т.д. При этом стоит  держаться подальше от всех дверей и окон. Если дверь открывается наружу, баррикада лишь на мгновение способна задержать его. Возможно, в этом случае не стоит тратить время и блокировать потенциальный путь к отступлению. Если вы находитесь в помещении, которое не запирается, наденьте ремень или часть своей одежды на ручку двери и держите руками, либо закрепите на чем-то, если есть такая возможность.

— Необходимо выключить свет, если нападение произошло в сумерках. Это уменьшит вероятность того, что преступник войдет, и немного повысит шансы на выживание.

— Необходимо обесточить все, что издает шум и выключить мобильные телефоны и любую другую электронику, чтобы звук не побудил стрелка приблизиться к месту, где вы находитесь.

— Хотя это может показаться почти невозможным, крайне важно, сохранять спокойствие и молчание. Хныканье или плач только повысят вероятность того, что убийца сможет обнаружить спрятавшихся.

И последнее, столкновение лицом к лицу с преступником – это самый последний вариант развития событий. Даже если он заходит, нельзя выпрыгивать из своего укрытия и атаковать его. Сражаться с ним можно только в том случае, если ситуация разворачивается таким образом, что вас точно застрелят, если вы ничего ему не сделаете.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии