182:1 – результат игры в одни ворота - Все новости Нижнего Тагила и Свердловской области
Социальные сети
00:52
Знаем откуда ноги растут.
26.04.2022
4186
182:1 – результат игры в одни ворота

Не станем томить читателей: этот чудовищный строительный счёт – соотношение строительных кранов на территории Екатеринбурга и Нижнего Тагила на апрель 2022 года.

А если вспомнить, что допиливается на металлолом ЖБИ №2 – последний оплот панельного домостроения, то становится совсем грустно. Как говорят на флоте, случился оверкиль – строительный корабль промышленной столицы Урала как бы на плаву, только перевернулся вверх дном.

Что-то идёт не так в нижнетагильском королевстве, извините, кооперативе. Сейчас здесь ходят только «свои». «Чужих» не подпускают на пушечный выстрел. Среди «своих» никаких «тёрок» быть не может – обязаны договариваться. Это, конечно, убивает всякую конкуренцию, всякое желание работать у тех, кто не смог попасть под перевернувшуюся городскую посудину. Но это уже их проблемы. Вот и работают тагильские фирмы на благо других городов области.

Что же творится под днищем перевернувшегося кооператива? Возьмём, к примеру, содержание городских дорог.

Самой крупной организацией в Нижнем Тагиле, специализирующейся на дорожном деле, является «Тагилдорстрой».

Основной вид деятельности муниципального унитарного предприятия строительство автомобильных дорог и магистралей. Учредителем выступает управление муниципального имущества города Нижний Тагил.

Контора по названию солидная, должна обладать мощной производственной базой, кучей техники и квалифицированными специалистами. Своего рода флагман дорожно-строительной индустрии Нижнего Тагила, деятельность которого может оценить каждый житель города, а о прозрачности сделок даже неприлично заикаться.

Похоже, что эта прозрачность заставила «Тагилдорстрой» скрыться в тени многочисленных фирмишек, которые официально именуются субподрядчиками.

Только в марте 2022 года МУП объявил о шести аукционах на поиск компаний по ремонту дорог и тротуаров, каждый на десятки миллионов рублей. Сумма последней закупки «Тагилдорстроя» 184,3 миллиона. Лот «Выполнение работ по ремонту автомобильной дороги общего пользования местного значения в городе Нижний Тагил в 2022 году». Субподрядчик должен будет отремонтировать Ленинградский проспект на участке от проспекта Дзержинского до улицы Юности и от улицы Зари до проспекта Дзержинского.

Фото: pixabay.com

Каждый раз, пока конкурсная комиссия не опубликовала итоговый протокол, можно делать ставки и заключать пари, кого «ТДС» выберет на роль исполнителя. К примеру, «Уралстройкомплект» с девятью сотрудниками, или «Проект Урал» с одним служащим, или компанию серьёзную – «УБТ-Сервис».

Таким образом, «Тагилдорстрой» раздаёт львиную долю бюджетных контрактов, которые практически каждый раз получает в качестве единственного участника. Это что? Мы имеем в Нижнем Тагиле городскую службу заказчика дубль два?

Так, по делу и ведомству Бориса Морова заниматься нечем, кроме как навоз возить на грядки шефу на служебной «Тойоте», как утверждают некоторые телеграмм-каналы. Да, прокуратура с ФСБ стали завсегдатаями офиса СЗГХ.

Вместо того чтобы развивать свою производственную базу, наращивать численный состав сотрудников, самостоятельно своими силами выполнять муниципальные и государственные контракты, «Тагилдорстрой» под руководством «эффективного менеджера» Игоря Васильева, как его именуют муниципальные СМИ, постепенно превращается в посредника по передаче муниципальных средств в субподряд. В принципе, в этом нет ничего необычного и, наверное, противозаконного, если не учесть пару-тройку «но».

Созданная в муниципалитете система напоминает картельный сговор, при котором реальные организации не заявляют себя на конкурс под предварительные гарантии передачи контрактов в субподряды. Тем самым наносится урон бюджету. Тендер превращается в чистейшую фикцию, и в цену контракта закладывается не только прибыль «Тагилдорстроя», но и прибыль субподрядчика, а это не может не влиять на увеличение затрат бюджета. Есть работа для Федеральной антимонопольной службы.

Понятно же, что в нормальной рыночной среде, при правильном формировании лотов (поэтому мы уверены, что главным организатором коррупционной схемы является именно мэрия) в тендерах на получение муниципальных контрактов могли участвовать все те, кто их сегодня фактически выполняет. И стоимость контрактов для муниципалитета снизилась бы, по крайней мере, на маржу ненужного в этой схеме посредника – МУП «Тагилдорстрой», а то и значительно больше за счёт конкуренции.

И не нужно рассказывать страшилки про недобросовестных участников, которые бросятся в тендеры, а работы сделать не смогут. Это вопрос организации тендерной закупки. И более того, фирмы-однодневки в подавляющем большинстве выигрывают тендеры благодаря коррупции, а не из-за ущербности конкурсного отбора подрядчика. Но в нашей мэрии вместе с водой под афишей борьбы с однодневками выбросили и младенца – тендер, как механизм снижения бюджетных трат. Невозможно представить, что сделано это без интереса.

Куда уходят деньги, заработанные ТДС? Интересный вопрос. Однозначно требует проверки компетентных органов. При миллиардных оборотах почти каждый год МУП закрывает баланс с убытками – в этом, вероятно, и состоит эффективность. Но дело даже в другом – насколько оправдана передача подрядов МУПом? Насколько он загружен, чтобы передавать средства муниципалитета в субподряд, и почему не развивает свою производственную базу настолько, чтобы самому выполнять работы.

Фото: pixabay.com

Но «преступление» Пинаева и Васильева на самом деле вовсе не в созданной системе распределения тендеров, очень похожей на коррупционную. Они, имея возможность при таких оборотах развивать предприятие, сделать «Тагилдорстрой» действительно современным и преуспевающим, держат его в «чёрном теле». Вот это уже не исправить, по крайней мере, до тех пор, пока «Тагилдорстрой» сам не начнёт выполнять контракты, а не будет передавать самые жирные куски субчикам, список которых давно согласован в кабинетах мэрии и меняется только по названиям, а не хозяевам.

У нас есть версия, почему так происходит. И она на поверхности – ТДС тихо готовят к приватизации по схеме, опробованной на других активах. И схема по передаче субподрядов вполне вписывается в чубайсовскую модель захвата государственной собственности, по которой сначала предприятие перекачивает львиную долю прибыли частникам, а потом за эти деньги частники как бы выкупают актив у муниципалитета или государства. Так было разорено и присвоено 90% советских предприятий.

Со второй половины 2021 года на аукционах муниципалитета по ремонту городских магистралей стало появляться ООО «Комавтотранс». Организация была зарегистрирована на Пихтовых горах – в девятиэтажке на ул. Максарёва, 9. Интересно, что квартира расположена не очень удачно для публичного посещения – аж на пятом этаже. Но ведь это же юридический адрес, он может быть хоть на Луне или Марсе.

Фактический адрес оказался ближе – на Малой Кушве, по ул. Кулибина, 62. Секретарша Алексея Телешенко сразу выяснила, по какому вопросу возник интерес у СМИ, была ли предварительная договорённость и пошла узнавать, возможно ли провести интервью с директором. Вернулась она со словами, что такой возможности нет, и не будет в обозримом будущем.

Попутно выяснилось, что «Комавтотранс» специализируется на уборке городских кладбищ и входит в обойму предприятий классово близких администрации города, он из тех счастливчиков, которые оказались под днищем перевернутой городской посудины. Понятно, что смотритель городских погостов не способен содержать в порядке все городские магистрали. Для этого существуют «стиральные машинки», которые регулярно создаются на несколько лет, а то и на один сезон.

Тогда «Реальный Тагил» решил поработать со «стиральными машинками». Одна из них значилась по прежнему адресу – ул. Шевченко, 29. И даже был указан телефон директора Павла Куренева. На наш вопрос: «Это “Капиталстрой”?», последовал утвердительный ответ. На уточнение: «Это Павел Сергеевич?» собеседник положил трубку.

В списке «Капиталстроев» имелась фирма с таким же названием, расположенная по ул. Газетная, 30. При этом указывалась специализация учреждения «Центр благоустройства улиц». Стационарный телефон не ответил, а собеседник с сотового номера подтвердил, что это «Капиталстрой» и даже сказал, что зовут его Юрий Александрович. Но на предложение приехать и встретиться Юрий Александрович ответил категорично: «Нет!». А на вопрос: «Почему?» честно признался: «Я вам не рад!». И положил трубку.

Не составило труда определить, что у Юрия Александровича фамилия Бронников, а постоянно он находится на ул. Береговая–Краснокаменская, где дислоцируется один из клонов «Капиталстроя». По официальной версии, там пилят доски, но ведь рядом – букатинские гаражи, где можно ставить дорожную технику. А можно и не ставить, так как главная задача у «стиралок-капиталстроев» не сводится к поддержанию в порядке тагильских улиц.

Ещё один «Капиталстрой» значится по улице Циолковского. Практика показывает, фирмы с одинаковыми названиями нужны для быстрого получения денег, чтобы затем их можно было бросить, не встречаясь с налоговой службой. Но почему они все трутся вокруг муниципальных денег?

Можно было бы махнуть рукой на междусобойчик под надёжным днищем городских властей, если бы к содержанию городских дорог не было вопросов. В последние годы заявиться и войти в число претендентов на сайте госзакупок Нижнего Тагила могут только члены кооператива.

Все посторонние снимаются с гонки по самым надуманным причинам. Требования к оставшимся участникам просты: цену ни в коем случае не ронять, ни копейки не должно уходить «налево», где денежные потоки невозможно проконтролировать.

«Свои» – они во всех смыслах свои: названия могут быть самые разные, но под ними скрываются одни и те же люди.

А ведь ещё недавно, в славные носовские времена, на эти же тагильские дороги могли заявиться не только местные фирмы, но и строители из других городов области и даже из Тюмени. Заявлялись и выигрывали тендеры! Не потому ли в бюджете за счёт реальных конкурсов хватало денег на действительно масштабное строительство?

Никто тогда не убивал конкуренцию и желание работать. Тагильские организации приобретали оборудование и технику, растили специалистов. Все надеялись, что такая деловая конкурентная атмосфера всерьёз и надолго. Строительные фирмы из других городов открывали в Нижнем Тагиле свои филиалы, покупали здесь строительные мощности. Теперь из города бегут не только они, но и организации, которые были созданы здесь и успешно работали не один десяток лет.

Что сейчас творится под днищем – разобраться несложно. Но когда на панораме огромного города обнаруживается один-два строительных крана, можно на полную мощность включать сонату № 6 композитора Шопена и направляться в сторону Рогожина. Да, и при Носове, при конкуренции, дороги строили лучше, чем при Пинаеве. И переделывали за свой счёт, если требовалось, а не разглагольствовали про допустимый уровень колейности.

Называя вещи своими именами, вы просто делаете некачественный асфальт, некачественно и мало его кладёте, не строите водоотведение. Именно из-за этого у населения складывается мнение, что при Носове 70% шло в дело, 30% «тырилось», а сейчас 30% в дело, а 70% «тырится». Просто так такие анекдоты в народе не рождаются. И уральская погода здесь не причём.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии