Управление судебных приставов выплатит тагильчанину более миллиона рублей за бездействие — Реальный Тагил
Социальные сети
16:36
Сама в шоке!
09.11.2021
1649
Управление судебных приставов выплатит тагильчанину более миллиона рублей за бездействие

В «тучные» нулевые годы житель Нижнего Тагила Алексей Мяготин попросил у другого жителя — Александра Аносова денег и на раскрутку бизнеса, мол, поднимусь и всё до копеечки верну. Ситуация обычная, житейская, и Аносов без задней мысли «выкатил» нужную семизначную сумму.

Фото: pixabay.com

Шло время, Мяготин долг отдавать не спешил, на напоминания о деньгах не реагировал, и у кредитора сложилось впечатление, что знакомый забыл о договорённостях. На горизонте замаячил экономический кризис 2008 года, и Аносов, как цивилизованный человек, обратился за правовой помощью к государству.

Синдром правовой импотенции

25 февраля 2009 года (двенадцать лет назад!) Ленинский районный суд Нижнего Тагила вынес решение о взыскании с Алексея Мяготина в пользу Александра Аносова 1 миллиона 794 тысяч 515 рублей и 60 копеек. Спустя полгода, 4 августа 2009 года документ суда вступил в законную силу.

В начале октября того же года кредитор предъявил исполнительный лист на принудительное взыскание в отдел судебных приставов по Ленинскому и Пригородному району Управления федеральной службы судебных приставов. Далее всё должно было сработать на автомате с использованием полномочий и прав, которые даны судебным приставам-исполнителям.

Но на Огаркова, 5, где «квартируют» приставы, начали происходить непонятные с точки зрения здравого смысла вещи. Исполнительное производство, возбужденное 7 октября 2009 года, было благополучно утеряно. Вдумайтесь, в государственном учреждении потеряли дело без малого на два миллиона рублей! После долгих проволочек оно было вновь возбуждено 20 мая 2016 года – через пять с половиной лет. За это время потенциальная упущенная выгода Аносова от невозвращённых денег наверняка могла превысить саму сумму долга.

Приставы трудились в поте лица и сумели за полтора года упорной работы вернуть господину Аносову 33 534 рубля 36 копеек. Это меньше одной пятидесятой или двух процентов от суммы, которую потребовал вернуть потерпевшему суд.

По словам Александра Аносова, приставы нарушили ключевые принципы успешного исполнительного производства: своевременность действий и использование принудительных мер. Поэтому исполнительное производство было окончено в связи с тем, «что у должника отсутствует имущество, на которое можно обратить взыскание», и все принятые судебным приставом-исполнителем меры по отысканию имущества оказались безрезультатными. Постановление об окончании исполнительного производства и исполнительный документ взыскателю в установленные законом сроки не направлены, что подтверждается постановлением начальника отдела – старшего судебного пристава ОСП по Ленинскому району Людмилы Коваль.

Три с лишним года длились попытки Александра Аносова вернуть свои деньги через инстанции Нижнего Тагила. В конце концов он не выдержал и обратился в Екатеринбург.

Установлен факт незаконного бездействия приставов-исполнителей

В первый рабочий день нового 2020 года Александр Аносов обратился с исковым заявлением о взыскании убытков в Кировский районный суд Екатеринбурга. Ответчиком на этот раз было Министерство финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства Министерства финансов РФ по Свердловской области, а третьими лицами выступали Управление федеральной службы судебных приставов России по Свердловской области и отдел судебных приставов по Ленинскому и Пригородному району.

Гражданский процесс состоялся в Кировском районном суде Екатеринбурга 29 марта 2021 года. При рассмотрении дела был установлен «факт незаконного бездействия судебных приставов-исполнителей ОСП по Ленинскому и Пригородному району».

Суд установил, что с должника была взыскана меньшая сумма от его доходов в 2011-2017 годах, чем положено по закону. Кроме того, Мяготину на правах собственности принадлежал земельный участок в Черноисточинске и нежилое здание на этом участке. И участок, и дом должник продал в то время, когда на них могло быть обращено взыскание. По рыночной стоимости от продажи дома и участка можно было выручить около миллиона рублей.

В период исполнительного производства Мякотиным была прекращена деятельность двух предприятий: ООО «Эверест» и ООО «Эверест+». Доказательств того, что приставы-исполнители предпринимали меры к обращению взыскания на долю должника в уставном капитале этих юридических лиц, либо на эту долю наложен арест, суду не было предоставлено. Также на имя должника были открыты банковские счета, по которым проходило движение денежных средств.

Но поскольку пристав-исполнитель вынес решение об окончании исполнительного производства, наличие имущества у должника длительное время не было установлено, не был наложен запрет на совершение регистрационных действий с ним, а также не арестованы счета Мякотина. Это позволило должнику распоряжаться принадлежащим ему имуществом и средствами, в том числе от продажи объектов недвижимости, и при этом не гасить долг перед Аносовым.

За бездействие приставов платит государство

Кировский районный суд пришёл к выводу, что в настоящее время возможность обращения взыскания на недвижимое имущество должника, на его зарплату в течение последних десяти лет, так же на его доли в уставном капитале юридических лиц, чья деятельность прекращена, а также на денежные средства, поступившие на банковские счета, утрачена.

Это напрямую связано с бездействием судебных приставов-исполнителей по Ленинскому и Пригородному району. Они виноваты в том, что не осуществили полный комплекс исполнительных действий и мер принудительного исполнения.

В итоге, крайним оказалось государство. Суд пришел к выводу, что убытки, понесённые истцом, подлежат взысканию с Российской Федерации в лице ФССП России за счёт казны Российской Федерации.

Суд удовлетворил требования Александра Аносова частично. Ему будет выплачено из казны Российской Федерации 1 миллион 151 тысяча 624 рубля 28 копеек.

На это решение Кировского суда Екатеринбурга была подана апелляция, которую рассмотрел Свердловский областной суд 2 сентября 2021 года.

В судебном присутствии представитель Главного управления службы судебных приставов России по Свердловской области по фамилии Пирожок иск не признал. Представитель министерства финансов в суд не прибыл, но в письменном отзыве иск не признал. Значительная часть третьих лиц посчитала иск Аносова законным и обоснованным.

Среди третьих лиц в протоколе апелляционного определения названа и Марина Александровна Сельская, которая в суд не явилась и которая была заместителем Коваль во время истории с Аносовым.

Считается, что «судебный пристав-исполнитель — это должностное лицо, непосредственно осуществляющее функции по принудительному исполнению судебных решений, актов других органов и должностных лиц. Основная обязанность заключается (в основном) во взыскании денежных сумм, исполнении решений, постановлений. Взыскание подразумевает наложение ареста (и изъятие) на денежные средства, как на наличные, так и находящиеся на счетах должника; также и арест имущества с последующей его реализацией и погашением задолженности».

Попросту говоря, приставы-исполнители стоят на страже наших с вами интересов, помогают возвращать долги. В случае с Аносовым получается, что бригаде приставов Ленинского района зря платили деньги. Они не только не решили проблему гражданина, а способствовали тому, что Мяготин оказался не при делах, а за него с Аносовым рассчиталось государство. Получается, что таким образом Мяготин залез в карман каждому из нас, а приставы помогли ограбить государство. И нельзя исключать, что делали бывшие руководители судебных приставов Ленинского и Пригородного района это не без личной выгоды. Но это, конечно, всего лишь предположение.

Виктория Симонова

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии